Выступление Первого заместителя Председателя Правительства России Дмитрия Медведева на Всероссийском сельском сходе

14 февраля 2008, 17:59
Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые участники Всероссийского сельского схода!
Уважаемые друзья!
Прежде всего, хотел бы поблагодарить вас, что позвали принять участие, – это беспрецедентное для нашей страны мероприятие. Во всяком случае, в новейшей истории у нас ничего подобного не было. Я считаю, что сегодня мы закладываем основу для такого рода полноценных, серьезных разговоров и идей, в конечном счете, решений, связанных с развитием нашего села. И еще одна вещь – я не могу сейчас не попросить вас поздравить всех, кто принимал участие в освоении целины, потому что практически 54 года назад начался этот процесс. Он послужил активизации жизни и в Сибири, и на Востоке, но, самое главное, он, по сути, заложил основу в решение важнейшей для того периода, и для сегодняшнего периода, задачи – обеспечение продовольственной независимости России.
Давайте поздравим всех ветеранов!
Несмотря на то, что прошло уже много времени, в нашем сельском хозяйстве, к сожалению, сохраняются очень большие проблемы, и те фрагменты, которыми мы занимались последние несколько лет, они действительно оказались полезными. Все выступавшие отмечали определенную пользу от национальных проектов, от дополнительных денег, которые пришли в деревню, просто от активизации жизни в селе. Но этого мало, и задачи, которые сегодня стоят перед нами, они тоже носят беспрецедентный характер.
Пятилетняя государственная программа, о которой говорил сегодня министр [сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев], другие выступавшие товарищи, она действительно сверстана, что называется, на основе основных таких «болевых» моментов и включает в себя очень приличные для нашего государства инвестиции – более 500 миллиардов рублей. При этом – это федеральные инвестиции. Региональный размер софинансирования должен быть не меньше. Таким образом, мы исходим из того, что в ближайшие годы в нашу деревню должен прийти триллион рублей – это немаленькие деньги, но самое главное – ими правильно распорядиться.
Как? Наверное, прежде всего мы должны работать над тем, чтобы обеспечить развитие агропроизводства. Ведь в прошлом году был собран неплохой урожай (об этом тоже уже говорили). И в масштабах страны – по зерновым было практически 82 миллиона тонн, и в Алтайском крае – 4,7. Все это конечно хорошо, но мы должны идти дальше и переходить к современным инновационным процессам: увеличивать производительность труда на селе, усиливать позиции российского производителя на мировом рынке. Это большая стратегическая задача, но у нас есть для нее все возможные подходы.
Еще одна вещь, исключительно важная, это социальная сфера. Вы знаете, когда мы говорим о развитии сельхозпроизводства, мы, конечно, подразумеваем, что значительная часть доходов от аграрного дела пойдет в развитие социальной сферы села. Мы понимаем, что эта сфера никогда у нас не отличалась повышенным комфортом. И в советские годы жизнь в деревне была трудной, с массой проблем, а в конце 80-х и в 90-е годы эта социальная сфера, по сути, оказалась «убитой». И сегодня, когда мы говорим о подъеме сельхозпроизводства, мы, конечно, подразумеваем и решение неотложных социальных задач. Ведь действительно 40 миллионов наших граждан (треть населения страны) живет в деревне. И поменять их жизнь – это наша общая задача.
Что было сделано за последнее время?
Да, кое-что было сделано. Мы действительно сумели оказать серьезную инвестиционную поддержку, объем кредитования, которое получило село, – более 600 миллиардов рублей. При этом объем кредитов, которые были выданы малым формам на селе, вырос почти в 400 раз – это все важно. Мы занимались развитием школ (об этом говорили коллеги, которые сейчас выступали), поставляли туда и автобусы, и новое оборудование, но этого все равно мало. Мы должны строить новые школы. Мало провести в школу Интернет и отремонтировать класс – это необходимо, но это сейчас. Мы должны строить новые школы, мы должны заниматься развитием здравоохранения, создавать новые фельдшерско-акушерские пункты, мы должны заинтересовывать наших молодых специалистов оставаться работать в деревне, мы должны заниматься газификацией. Вы знаете, это такая тема, которая для России всегда была, с одной стороны, вроде бы очень близкой, но, как это ни печально для нашей деревни, страшно далекой. Я уже неоднократно говорил об этом – скажу еще раз в этом зале. Так получилось, что наша деревня газифицирована наиболее слабо, притом что основные газовые месторождения находятся здесь, в России: в Сибири, за Уралом, на Дальнем Востоке, на Юге России. Но, к сожалению, так получилось, что бывшие советские республики сумели себя газифицировать почти на сто процентов, а мы вошли в новую ситуацию с газификацией села от силы на треть.
Какие могут быть стандарты жизни, нормальная жизнь, в тех условиях, когда отопление осуществляется теми же методами, как 200, 300, 500 лет назад? Поэтому мы за последние годы резко усилили эту составляющую. Было газифицировано уже 1,5 миллиона домовладений и квартир на селе (в деревне), но и этого мало – будем этим заниматься, потому что газификация все равно отстает от города и, по-хорошему, газ должен прийти в каждый поселок! Только это сможет обеспечить нормальные условия для сельского бизнеса и нормальные условия для жизни.
Здесь говорилось о таком важном вопросе, как земельный вопрос. Я абсолютно согласен с тем, что прозвучало. Законодательство пока у нас находится в стадии развития. Мы должны создать новые стимулы, новые формы решения этой задачи. Мы должны вовлекать в оборот неиспользуемые земли и должны создать такие механизмы, которые позволят вовлечь в оборот неиспользуемые запасы. Но ведь мы понимаем, что в России сконцентрировано более десяти процентов мировых запасов пашни. Как мы этим пока распоряжаемся? Слабо, себя прокормить не можем до конца, а мы должны стать ведущей аграрной державой. В этом смысле специальное регулирование по вопросам, связанным с оборотом земель, нам, безусловно, необходимо. Регулирование, направленное на то, чтобы побудить нерачительных собственников, тех, кто не готов заниматься сельхозпроизводством, либо отказаться от соответствующих земель, либо вкладывать в них деньги.
Как это сделать? Это вопрос законодательной техники, вопрос налоговых стимулов, вопрос льгот, преференций, ну и санкций тоже. Вот такого рода предложения, я надеюсь, по итогам работы Всероссийского сельского схода будут подготовлены.
Здесь достаточно много говорилось в отношении торговой политики. Я абсолютно согласен с тем, что пока у нас тоже с этим проблемы. Проблемы, заключающиеся в том, что существующее законодательство, которое регулирует вопросы закупок сельхозпродукции, вопросы оптовой торговли, да и некоторые вопросы розничной торговли, к сожалению, не отвечает задачам решения продовольственных вопросов в нашей стране – наоборот, зачастую просто дестимулирует, отсекает сельхозпроизводителей, заставляет их сдавать сельхозпродукцию задешево или, по сути, уничтожать. Мы сегодня занимаемся подготовкой законодательства о торговле, в частности закона о торговле. И я считаю, что основные положения, о которых мы сегодня с вами говорим, в частности вопросы, связанные с приобретением сельхозпродукции на оптовом рынке, а также приобретением сельхозпродукции в рамках торговых сетей (то, о чем говорили многие выступающие), должны быть решены в этом нормативном акте.
Очень важными являются инфраструктурные проблемы. Я об одной из них сказал – это вопрос газификации. Не менее важные вещи, связанные с созданием полноценной сети дорог и развитием электроэнергетики. Не будет дорог и не будет нормального электричества – никакого развития мы тоже получить не сможем.
Поэтому нам необходимо подумать, каким образом нам состыковать общие подходы, существующие в наших инфраструктурных монополиях – я имею в виду и «Газпром», и РАО «ЕЭС России», – с потребностями села. Это могут быть какие-то типовые документы, но тем не менее они должны учитывать специфику работы в деревне, это совершенно очевидно, специфику аграрного бизнеса.
Теперь некоторые вещи, которые звучали в выступлении наших товарищей, уже прозвучавшие здесь. Я помню, что Алевтина Анатольевна Олейник говорила о спорте в сельской местности. Я не могу с этим тоже не согласиться, не акцентировать ваше внимание на этой проблеме. Совершенно очевидно, что сельская молодежь, она, конечно, может быть, объективно более здоровая, потому что живет в условиях более чистого воздуха, много времени проводит на открытом воздухе, но тем не менее этого все равно мало. Мы должны создавать нормальные условия для занятий спортом: и открывать тренажерные залы в школах, и строить «коробки» для занятий футболом и хоккеем. Это совместная задача, которой мы должны заниматься на уровне регионов и на уровне муниципалитетов.
По поводу поддержки полномочий в рамках существующего распределения – то же самое Алевтина Анатольевна говорила, по воде, по теплу. Это не секрет, конечно. Необходимы дополнительные источники, источники тех полномочий, которые сегодня переданы муниципалитетам. Если мы этого не сделаем – денег у них не будет, и бессмысленно манипулировать какими-то юридическими конструкциями, ожидая, что муниципалитеты решат все без дополнительной финансовой подпитки.
Поэтому сегодня одной из важнейших задач является грамотное распределение бюджетных полномочий между Федерацией, субъектами Федерации и муниципалитетами, с соответствующей передачей налоговых источников, с соответствующей передачей доходов. Этим мы будем заниматься, это очень важная вещь.
По поводу кадров – выступали многие коллеги (Александр Павлович Насоленко, Александр Богданович Карвин тоже на эту тему говорил, да и другие тоже).
Я не могу согласиться с тем, что в рамках национального проекта ничего не делалось для кадров на селе – это не совсем так. На самом деле у нас есть и ряд решений для предоставления грантов ведущим аграрным университетам. Они получили деньги, укрепили, может быть не до конца, но в значительной мере, свою материальную базу, поддержали педагогов. То же самое было сделано в прошлом году по ряду профессионально-технических училищ и техникумов, но этого мало, и с этим я тоже не могу не согласиться, потому что кадры на селе «вымываются» и необходима тотальная поддержка и начального, и среднего профессионально-технического образования, и высшего аграрного образования. Если мы в это не будем вкладывать деньги, то работать будет некому.
Еще одна вещь, которой мы обязаны заниматься. Для того чтобы успешно реализовывать наши планы, для того чтобы реально поднимать село, необходимо, чтобы на селе была полноценная инфраструктура: и социальная, и бизнес-инфраструктура. Если социальная инфраструктура у нас в каком-то полусоветском виде еще осталась, к сожалению тоже разрушающаяся, то бизнес-инфраструктуры никогда на селе не было (по-другому все было построено). Мы обязаны сейчас ее создать, потому что современный бизнес – и сельскохозяйственный бизнес, и промышленность – приходит только туда, где есть коммуникации, где есть банковская среда. Вот мы когда всеми этими вопросами начинали заниматься два года назад, мною была поставлена задача, чтобы наш основной банк – Россельхозбанк – выдвинулся в деревню. Надо признать, что банкиры поработали, и в значительной мере эта задача решена. Такого количества отделений Россельхозбанка никогда не было. И, несмотря на то что бюрократии еще полно (я здесь не могу не согласиться с тем, что говорили: и бумажек очень много требуют, и заставляют зачастую труженика ездить за 200–300 километров, особенно это характерно для наших больших территорий, территорий, которые находятся за Уралом, в Сибири, на Дальнем Востоке), все-таки контуры бизнес-среды, банковской среды в районах складываются. Это очень важно, но на этом нельзя останавливаться. Надо стимулировать и другие банки, не только федеральные государственные банковские учреждения, но и региональные банки, чтобы они свои «конторы» открывали практически в любом районном центре. А возможность совершить безналичный платеж была практически в любой деревне, из тех банкоматов, которые можно поставить в школе, или из каких-то других средств, которые используются для осуществления таких платежей. Потому что если мы этого не сделаем, наша инфраструктура на селе так и будет оставаться захудалой и рассчитанной на прошлый век.
Здесь Александр Богданович говорил в отношении статуса особо значимых аграрных территорий. Если такая идея есть, то давайте подумаем. Нужно, чтобы за этой идеей стояла, как минимум, организационная и финансовая составляющая. Что толку просто объявить особо ценной территорией? Надо тогда деньги дать и организационный ресурс «приделать». Если это можно сделать, если в этом есть толк – давайте подумаем об этом, я бы хотел, чтобы Министерство сельского хозяйства этот вопрос проанализировало.
По поводу существующих сегодня правил. Я считаю, что мы должны периодически возвращаться к тем правилам выдачи кредитов, правилам, касающимся залога, других правовых форм обеспечения, которые используются для того, чтобы обновлять их в соответствии с потребностями времени.
Сегодня мы уже, по сути, предприняли все необходимые шаги, для того чтобы земля могла быть объектом залога, но пока этот инструмент не работает. А мы с вами понимаем, что земля – это наша основная ценность. И если говорить о кредитах, то в будущем, конечно, они должны предоставляться, прежде всего, под залог земель. Но как сделать этот механизм работающим, как сделать так, чтобы банки были готовы брать землю в залог, причем не по бросовой стоимости, а по реальной рыночной стоимости – вот это, может быть, самое сложное.
Еще одна вещь, которая здесь звучала в выступлении коллег, занимающихся социальной сферой, – в отношении социальной инфраструктуры. Мы обязаны развивать ее в максимально быстром темпе, потому что в 90-е годы практически не строилось жилья на селе, я уже не говорю про школы, объекты соцкультбыта, про больницы, фельдшерские пункты. Сейчас кое-что задвигалось. Но решение нужно принимать быстрее и осуществлять все эти стройки на принципах софинансирования. Кое-что мы выделяем из федерального бюджета, но основная задача здесь, конечно, по поиску денежных средств, ложится на территориальные бюджеты и на бюджеты муниципалитетов. Я бы при этом не «скидывал» и возможности наших работодателей. Они не везде одинаковы. Я понимаю, насколько сложные финансовые кондиции, насколько сложные условия бывают в тех или иных хозяйствах. Но многие строят и делают это успешно на принципах софинансирования. У нас в прошлом году и позапрошлом году более 30 тысяч молодых специалистов остались на селе именно потому, что мы им предоставили квартиры в рамках программы «Социальное развитие села». Сегодня она трансформирована в Государственную программу развития сельского хозяйства. Мы и дальше этот компонент будем сохранять в государственной программе. Но надо, чтобы он подкреплялся и действиями территориальных и местных властей. Только совместно мы сможем эту задачу решить. Совместно, вместе с сельхозпроизводителями, вместе с предприятиями аграрного сектора.
Еще одна вещь. Мы когда общались с целинниками, все наши ветераны в один голос сказали, что мало информации о селе. Слава богу, что восстановили программу «Сельский час». Но информации мало, она носит такой куцый характер и приходится зачастую на неудобное для просмотра время. У меня есть предложение рассмотреть вопрос о создании отдельного аграрного канала на телевидении. При этом можно было бы это сделать с учетом тех технологических новшеств, которые в нашей стране идут, и после перехода на цифровое вещание такой канал должен быть доступен любому жителю нашей страны, живущему в деревне. Вещание на частоте этого канала могло бы быть круглосуточным и разноплановым. Там должны быть и сельские новости, и сообщения о новых проектах, сообщения о результатах, погода, и, наконец, просто то, как дом на селе собрать. Масса новых технологий. И, по сути, почему не сделать в рамках такого рода работы учебное пособие. В общем, если вы эту идею поддерживаете, я так понял, то мы этим займемся. И последнее.
Уважаемые друзья. Еще некоторое время назад (не буду специально называть какое), когда говорили о делах на селе, многие выдающиеся политики характеризовали село как «черную дыру». Говорили о том, что необходимо уменьшать размер деревни в нашей стране и переходить, по сути, к другой структуре государства. Мы понимаем с вами, что это вредные слова. И мы не можем по живому резать жизнь наших людей, и никогда этого делать не будем. Сейчас у нас есть уникальный шанс изменить жизнь в деревне – такой, который выпадает, во всяком случае нашему государству доставался один раз в 50–100 лет. Мы помним все известные реформы начала XX века, реформы XIX века. Сейчас такое время. Есть и деньги, чтобы заниматься селом, и силы, и государственное внимание, и, самое главное, есть воля этими процессами заниматься. В наших силах, уважаемые коллеги, сделать жизнь в деревне не просто человеческой, а нормальной, счастливой. Давайте этим заниматься.

Информагентство РАД

Также в разделе:

Алтайцы создают спортпитание с мясом марала, сушеным по технологии ТПУ...

На Алтае запустят современный цех по разделке мраморной говядины...

Алтайское предприятие по уникальной технологии сушит мясо маралов...

«Сибагро» построит свинокомплекс на Алтае за 600 млн рублей...

После истории со свалкой свиных черепов началась проверка мясокомбинатов...

В образцах говядины в Барнауле нашли превышение нормы бактерий...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.